ЦИЦЕРОН

Очевидно, что по природе каждый себе дорог.

Влюбленный в себя соперников не имеет.

Ничто так не вредит, как возлагаемые надежды.

Каждый человек может заблуждаться, но упорствовать в заблуждении может только глупец.

Глупости так глубоко в нас засели, что всегда что-нибудь останется; но постараемся оставить лишь самое неизбежное.

...в заблуждении упорствовать свойственно лишь глупцу.

Приятно вспоминать невзгоды, если они миловали.

Что я делаю без охоты и из необходимости, того не могу делать долго и со старанием.

Каждому нужно оказывать добра столько, сколько, во-первых, сам можешь сделать, а затем еще сколько может принять его тот, кого любишь и кому помогаешь.

Чьи уши закрыты для правды и кто не в силах выслушать ее из уст друга, того не спасет уже ничто.

Если есть что-либо почтенное, то это цельность всей жизни.

Жить - значит мыслить.

Каждому человеку свойственно заблуждаться, но упорствовать в заблуждениях свойственно только глупцу.

Для которых их учения - это закон жизни, а не только знания, выставляемые напоказ ?

Невежество - ночь ума, ночь безлунная и беззвездная.

Те, кто хотят узнать, что мы думаем о всякой вещи, более любопытны, чем нужно.

Для которых их учения - это закон жизни, а не только знания, выставляемые напоказ ?

Все прекрасное редко.

...я охотнее готов заблуждаться с Платоном, чем делить истину с нынешними знатоками.

Сомневаясь, приходи к истине.

Часто даже не полезно знать, что произойдет в будущем: ведь это несчастье - сокрушаться о том, чему нельзя помочь и не иметь последнего и, однако, всеобщего утешения - надежды.

Бумага все стерпит.

Право же, какую можно высказать еще нелепость, которая бы уже не была высказана кем-нибудь из философов!

А наши философы? Сочиняя книги о презрении к смерти, ни один не забывает надписать на них свое имя.

Нельзя любить ни того, кого ты боишься, ни того, кто тебя боится.

Даже и теперь я не более завидую силе молодых, чем прежде завидовал силе быка или слона.

Вероятностные знания - вот предел человеческого разумения.

Только в одном случае нам нечего бояться оскорбить друга - когда дело идет о том, чтобы высказать ему правду и таким образом доказать ему свою верность.

Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга.

Я ни разу не слыхал, чтобы какой-нибудь старик позабыл, в каком месте он закопал клад.

Поступки мудрых людей продиктованы умом, людей менее сообразительных - опытом, самых невежественных - необходимостью, животных - природою.

Природа не дала нам познания предела вещей.

Жалок старик, который не сумел в течение столь долгой жизни научиться презирать смерть!

Возможна ли в жизни радость, когда денно и нощно приходится размышлять, что тебя ожидает смерть?

Можно ли сказать, что старость делает нас неспособными к делам? К каким именно? К тем, которые свойственны юношеству и требуют силы. Но разве не существует ничего, к чему был бы способен старик, что можно было бы делать при здравом уме и ослабленном теле?

Невоздержанная молодость передает старости изношенное тело.

Все желают достигнуть старости, и все обвиняют ее, когда достигают старости.

Ни один здравомыслящий человек не будет танцевать.

Чем человек умнее и искуснее, тем он становится более ненавистным, когда он утратил свою репутацию честности.

Невелика заслуга, если человек честен лишь потому, что никто и не пытается его подкупить.

Чем честнее человек, тем менее он подозревает других в бесчестности; низкая душа предполагает всегда и самые низкие побуждения у благородных поступков.

Где найдешь того, кто честь друга ставил бы выше своей?

Расточительность подражает щедрости.

Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями.

Познай самого себя.
            
   
  
  REF.BY 2006-2014
  contextus@mail.ru