ПРУСТ МАРСЕЛЬ

Интеллектуальный уровень салона и его внешний блеск находятся по отношению друг к другу скорее в обратной, чем в прямой зависимости.

'Как странно! О моей бедной жене я думаю часто, но не могу думать о ней долго.'

Оставим красивых женщин людям без воображения.

Бывают дни гористые, трудные : взбираться по ним бесконечно долго, а бывают дни покатые: с них летишь стремглав, посвистывая.

...превосходство герцогини Германтской перед всеми этими окружавшими ее комбрейцами, про которых она не могла бы даже сказать, как их зовут, было до того несомненно, что герцогиня не испытывала к ним ничего, кроме самой искренней симпатии.

...я, к великому моему стыду, обнаружил следующее : вопреки тому, что я всегда считал и утверждал, меня очень волнует, что обо мне думают другие.

Нет ничего нежнее переписки друзей, не желающих больше встречаться.

К сожалению, над снисходительным упорством, с каким мы стараемся не замечать пороки нашего друга, берет верх упорство, с каким наш друг предается этим порокам - то ли потому, что он сам ослеплен, то ли потому, что считает слепыми других.

Я удивлялся тому, какими беспомощными оказываются наш разум, наш рассудок, наше сердце, когда нам нужно произвести малейшую перемену, развязать один какой-нибудь узел, который потом сама жизнь распутывает с непостижимой легкостью.

Знать - не всегда значит помешать.

Обманутый муж всюду видит обманутых мужей.

Каждый человек считает ясными только те мысли, которые по своей смутности не превосходят его собственные.

Хотеть не думать о ней - это уже означало все еще о ней думать.

Он так долго об этом размышлял, что уже начал это проповедовать.

Как многие интеллигенты, он не умел говорить просто о простых вещах.

Настоящий рай - потерянный рай.

...нам и в самом деле трудно определить, что именно из наших речей и действий замечают окружающие...мы воображаем, будто все, что не является самым существенным в наших движениях, не без труда проникает в сознание тех, с кем мы разговариваем, и уж конечно, не задерживается в их памяти.

...умный человек имеет право быть несчастным только из-за женщины, которая стоит того.

Ревность часто не что иное, как беспокойное устремление к тирании, перенесенное в сферу любви.

Сильная мысль передает частицу своей силы противнику.

Среди людей обычность одинаковых достоинств не более поразительна, чем многообразие особых недостатков. Уж конечно, и наиболее распространен не здравый смысл, а доброта.
            
   
  
  REF.BY 2006-2014
  contextus@mail.ru