ПАСКАЛЬ

Для человека, который любит только себя, самое нетерпимое - оставаться наедине с собой.

Эгоизм ненавистен, и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти.

Иначе расставленные слова обретают другой смысл, иначе расставленные мысли производят другое впечатление.

Мы никогда не живем настоящим, все только предвкушаем будущее и торопим его, словно оно опаздывает, или призываем прошлое и стараемся его вернуть, словно оно ушло слишком рано. Мы так неразумны, что блуждаем во времени, нам не принадлежащем, пренебрегая тем единственным, которое нам дано.

В чем заключается добродетель? В целомудрии? Нет, отвечу я, потому что вымер бы род человеческий. В брачном сожительстве? Нет, в воздержании больше добродетели. В том, чтобы не убивать? Нет, потому что нарушился бы всякий порядок и злодеи поубивали бы праведных. В том, чтобы убивать? Нет, убийство уничтожает живую тварь. Наша истина и наше добро только отчасти истина и добро, и они запятнаны злом и ложью.

Мы любим не человека, а его свойства. Не будем же издеваться над теми, кто-требует, чтобы его уважали за чины и должности, ибо мы всегда любим человека за свойства, полученные им,в недолгое владение.

Мы никогда не живем, а лишь располагаем жить.

Кто не видит суеты мира, тот суетен сам. Насмехаться над философией - это действительно философствовать.

Люди не могут дать силу праву и дали силе право.

Одни умеют делать множество выводов из немногих начал, что свидетельствует о здравом рассудке. Другие делают множество выводов из явлений, основанных на множестве начал.

Кто слишком молод, тот не умеет здраво судить, равно как и тот, кто слишком стар.

Разновидность здравого рассудка: бывает так, что человек, здраво рассуждающий о явлениях определенного порядка, несет вздор, когда вопрос касается явления другого порядка.

Зло - невидимое нами по близорукости благо.

Существует достаточно света для тех, кто хочет видеть, и достаточно мрака для тех, кто не хочет.

Доводы, до которых человек додумывается сам, обычно убеждают его больше, нежели те, которые пришли в голову другим.

Человек столь счастливо устроен, что не располагает никаким верным критерием (рrinсiре) истины, зато имеет несколько отличных критериев лжи.

Истина и справедливость - точки столь малые, что, метя в них нашими грубыми инструментами, мы почти всегда даем промах, а если и попадаем в точку, то размазываем ее и при этом прикасаемся ко всему, чем она окружена, - к неправде куда чаще, чем к правде.

Допустимо ли искоренять злодейство, убивая злодеев? Но ведь это значит умножать их число!

Во мне, а не в писаниях Монтеня содержится то, что я в них вычитываю.

Почему люди следуют за большинством ? Потому ли, что оно право ? Нет, потому что сильно.

Только кончая задуманное сочинение, мы уясняем себе, с чего нам следовало его начать.

Меня ужасает вечное безмолвие этих пространств.

И те, что пишут не для славы, желают признания, что хорошо написали, а те, что читают их, - похвалы за то, что прочли.

Для человека заурядного все люди на одно лицо.

О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям, а по его повседневной жизни.

Всякий раз мы смотрим на вещи не только с другой стороны, но и другими глазами - поэтому и считаем, что они переменились.

Это письмо получилось таким длинным потому, что у меня не было времени написать его короче.

Предвидеть - значит управлять.

Мы ищем не вещи, но поиск вещей.

Мы теряем даже жизнь с радостью - лишь бы об этом говорили.

Нехорошо быть слишком свободным. Нехорошо ни в чем не знать нужды.

Люди делятся на праведников, которые считают себя грешниками, и грешников, которые считают себя праведниками.

Нас утешает любой пустяк, потому что любой пустяк приводит нас в уныние.

Бог, который нас создал без нас, не может спасти нас без нас.

Последовательная смена людей есть один человек, пребывающий вечно.

Человек - лишь тростник, но тростник мыслящий.

Человек - всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он - тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не надо всей Вселенной: достаточно дуновения ветра, капли воды. Но пусть даже его уничтожит Вселенная, человек все равно возвышеннее, чем она, ибо он сознает, что расстается с жизнью и что слабее Вселенной, а она ничего не сознает.

Чувствительность человека к пустякам и бесчувственность к существенному - какая страшная извращенность!

Любознательность - та же суетность. Чаще всего люди стремятся приобрести знания, чтобы потом ими похваляться.

Познаем самих себя: пусть при этом мы не постигнем истины, зато наведем порядок в собственной жизни, а это для нас самое насущное дело.

Сколько держав даже не подозревают о моем существовании!

Во мне, а не в писаниях Монтеня содержится все, что я в них вычитываю.
            
   
  
  REF.BY 2006-2014
  contextus@mail.ru