КАМЮ АЛЬБЕР

Чувства, которые мы испытываем, не преображают нас, но подсказывают нам мысль о преображении. Так любовь не избавляет нас от эгоизма, но заставляет нас его осознать и напоминает нам о далекой родине, где эгоизму нет места.

Еще встречаются люди, которые путают индивидуализм и себялюбие. Это значит смешивать два плана: социальный и метафизический.. 'Вы разбрасываетесь'. Переходить от одного образа жизни к другому - значит не иметь своего лица. Но иметь свое лицо - эта мысль свойственна определенному уровню цивилизации. Иным это может показаться худшим из несчастий.

Только тот богат, у кого есть карманные деньги.

Истина сияет подобно свету.

Там, где одни видели абстракцию, другие видели истину.

Стремление всегда быть правым - признак вульгарности.

Красота - это вечность, длящаяся мгновение.

Мы обращаемся к Богу лишь для того, чтобы получить невозможное.

Разнузданная чувственность приводит к убеждению, что мир бессмыслен. Целомудрие, напротив, возвращает миру смысл.

Один-единственный удар кинжала, стремительный, как молния, - совокупление быка целомудренно. Это совокупление божества. Не наслаждение, а ожог и священное самоуничтожение.

С некоторыми людьми мы строим отношения на правде, с некоторыми - на лжи; и эти последние не менее прочны.

Всякий революционер кончает как палач или как еретик.

Свободная печать бывает хорошей или плохой, это верно. Но еще более верно то, что несвободная печать бывает только плохой.

Свободен тот, кто может не лгать.

Стоит жизнь того, чтобы жить или нет, это единственно серьезный вопрос.

С несправедливостью либо сотрудничают, либо сражаются.

У тех, кто пишет ясно, есть читатели, а у тех, кто пишет темно, - комментаторы.

Цивилизация заключается не в большей или меньшей утонченности. Но в сознании, общем для целого народа. И это сознание никогда не бывает утонченным. Наоборот, оно вполне здравое. Представлять цивилизацию творением элиты - значит отождествлять ее с культурой, меж тем как это совершенно разные вещи.

Вечное искушение, против которого я непрестанно веду изнурительную борьбу, - цинизм.

Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

Быть язычником для себя, христианином для других - к этому инстинктивно склоняется всякий человек.

Одни созданы для того, чтобы любить, другие - для того, чтобы жить.

Боги наградили человека великими, блистательными добродетелями, позволяющими ему достичь всего, чего он пожелает. Но одновременно они наградили его и добродетелью более горькой, внушающей ему презрение ко всему, чего он достиг.

Человек бывает всегда добычей исповедуемых им истин.

Мы всегда преувеличиваем важность жизни отдельного человека. Есть множество людей, не знающих, что делать с жизнью, - не так уж безнравственно лишить их ее.

Наш век помешался на добродетели. Отвратив лицо от скептицизма, человечество напрягло все силы в поисках истины. Оно расслабится, когда общество вновь отыщет жизнеспособное заблуждение.

Школа готовит нас к жизни в мире, которого не существует.

Добродетель бедняка - душевная щедрость.

Если бы наша эпоха была только трагична! Но она еще и гнусна. Вот отчего ей надо бросить обвинение - и даровать прощение.

Отдаваться может лишь тот, кто владеет собой. Бывает, что отдаются, чтобы избавиться от собственного ничтожества. Дать можно только то, что имеешь. Стать хозяином самому себе - и лишь после этого сдаться.

Идти до конца - значит не только сопротивляться, но также дать себе волю. Мне необходимо чувствовать свою личность постольку, поскольку в ней живет ощущение того, что выше меня. Иногда мне необходимо писать вещи, которые от меня ускользают - но именно они и доказывают, что есть во мне что-то сильнее меня.
            
   
  
  REF.BY 2006-2014
  contextus@mail.ru